Роберт Шуман
нем. Robert Schumann
Robert Schumann 1839.jpg
Основная информация
Дата рождения 8 июня 1810(1810-06-08)
Место рождения Цвиккау,
Саксония
Дата смерти 29 июля 1856(1856-07-29) (46 лет)
Место смерти Эндених (близ Бонна),
Пруссия
Похоронен
Страна  Германия
Профессии
Годы активности 1830—1854
Инструменты фортепиано
Жанры Концерты, вокальные произведения, симфонические произведения, камерная музыка, произведения для фортепиано
Автограф
Автограф
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

Ро́берт Шу́ман (нем. Robert Schumann[1]; 8 июня 1810, Цвиккау — 29 июля 1856, Эндених[2]) — немецкий композитор, педагог и влиятельный музыкальный критик, муж Клары Шуман. Широко известен как один из выдающихся композиторов эпохи романтизма. Его учитель Фридрих Вик был уверен, что Шуман станет лучшим пианистом Европы, но из-за болезни руки Роберту пришлось оставить карьеру пианиста и посвятить жизнь сочинению музыки.

До 1840 года все сочинения Шумана были написаны исключительно для фортепиано. Позднее было опубликовано много песен, четыре симфонии, опера и другие оркестровые, хоровые и камерные произведения. Свои статьи о музыке он публиковал в Новой музыкальной газете (нем. Neue Zeitschrift für Musik).

Вопреки желаниям отца, в 1840 году Шуман женится на дочери Фридриха Вика Кларе. Его жена также сочиняла музыку и имела значительную концертную карьеру пианистки. Прибыль с концертов составляла большую часть состояния её отца.

Шуман страдал от психического расстройства, впервые проявившегося в 1833 году эпизодом сильной депрессии. После попытки самоубийства в 1854 году он, по собственному желанию, был помещён в психиатрическую клинику. Эйген Блейлер приводил случай Шумана в качестве классического примера шизофрении, а другие исследователи и биографы считали, что у него было биполярное аффективное расстройство[3]. В 1856 году Роберт Шуман скончался, так и не излечившись от психического расстройства.

Биография

Родился в небольшом городе Цвиккау (Саксония) 8 июня 1810 года в купеческой семье книгоиздателя, писателя, поэта Августа Шумана (1773—1826). Он был младшим, любимым сыном в семье, у него было трое братьев (Эдуард, Карл, Юлий) и сестра Эмилия[4].

Первые уроки музыки Шуман брал у местного органиста Иоганна Кунша; в возрасте 10 лет начал сочинять, в частности, хоровую и оркестровую музыку. Посещал гимназию в родном городе, где познакомился с произведениями Дж. Байрона и Жан Поля, став их страстным поклонником. Настроения и образы этой романтической литературы со временем отразились в музыкальном творчестве Шумана. В детстве он приобщился к профессиональной литературной работе, составляя статьи для энциклопедии, выходившей в издательстве его отца. Серьёзно увлекался филологией, выполнял предыздательскую корректуру большого латинского словаря. А школьные литературные сочинения Шумана написаны на таком уровне, что были посмертно изданы в качестве приложения к собранию его зрелых журналистских трудов. В определённый период юности Шуман даже колебался, избрать ли ему поприще литератора или музыканта.

В 1828 году он поступил в Лейпцигский университет, а в следующем году перешёл в университет Гейдельберга. Он по настоянию матери планировал стать юристом, но музыка всё больше затягивала юношу. Его влекла идея стать концертирующим пианистом. В 1830 году он получил разрешение матери полностью посвятить себя музыке и вернулся в Лейпциг, где надеялся найти подходящего наставника. Там он начал брать уроки фортепиано у Фридриха Вика и композиции у Генриха Дорна.

Тренажер "Dactylion" (1836). Устанавливался на клавиатуру фортепиано.

Во время обучения у Шумана постепенно развился паралич среднего пальца руки и парез указательного пальца, из-за чего ему пришлось оставить мысль о карьере профессионального пианиста. По представлениям современной медицины состояние Шумана классифицируется как фокальная дистония. Широко распространена версия о том, что паралич у Шумана был вызван травмой в результате использования тренажера для пальцев. Такие тренажеры были очень распространены среди пианистов в то время. Пальцы в подобных тренажерах подвешивались на шнурках, прикрепленных к пружинам, запястье часто фиксировалось; двигая пальцами вниз и с силой растягивая таким образом пружины, пианист тренировал мышцы-сгибатели пальцев в предплечье и кисти. Тренажер упоминается в одном из писем Шумана. Возможно, Шуман даже самостоятельно изготовил его по типу популярных в то время тренажеров Dactylion Анри Герца (1836) и Happy Fingers Тициано Поли. Однако известно, что паралич у Шумана развивался постепенно, что нехарактерно для травмы. Современные исследователи пришли к выводу, что тренажер скорее всего не был причиной его болезни, а использовался Шуманом как средство реабилитации в попытке излечить фокальную дистонию. Ещё одна необычная, но распространенная версия гласит, что Шуман в стремлении достичь невероятной виртуозности пытался удалить себе на руке сухожилия, связывающие пальцы, — данная версия не имеет под собой никаких оснований. Сам Шуман связывал развитие паралича пальцев с чрезмерным писанием от руки и чрезмерной продолжительностью игры на фортепиано. Он перепробовал многие доступные в то время способы лечения, включая лечение электричеством, но безуспешно. Медиками и исследователями XX века выдвигалось множество гипотез относительно причины возникновения болезни Шумана. В частности, исследование музыковеда Эрика Самса от 1971 года предполагало, что причиной паралича пальцев мог стать прием мышьяка или ртути, которыми Шуман, по совету врачей того времени, мог пытаться излечиться от диагностированного у него сифилиса.[5][6] Однако о приеме тогда мышьяка или ртути Шуманом нет никаких свидетельств, нет свидетельств и о других симптомах отравления. По иной версии, выдвинутой медиками в 1978 году, паралич мог возникнуть в результате хронической компрессии нерва в районе локтевого сустава[7]. Наконец, в конце XX века была выявлена специфическая для музыкантов форма фокальной дистонии, нередко встречающаяся среди пианистов и поражающая около 1% музыкантов-инструменталистов во всем мире. В 2005 году исследователи пришли к выводу о наличии у Шумана данного неврологического расстройства.[8]

Оставив желание стать пианистом, Шуман серьёзно занялся композицией и одновременно музыкальной критикой. Найдя поддержку в лице Фридриха Вика, Людвига Шунке и Юлиуса Кнорра, Шуман смог в 1834 году основать одно из влиятельнейших в дальнейшем музыкальных периодических изданий — «Новую музыкальную газету» (нем. Neue Zeitschrift für Musik), которое на протяжении нескольких лет редактировал и регулярно публиковал в нём свои статьи. Он зарекомендовал себя приверженцем нового и борцом с отжившим в искусстве, с так называемыми филистерами, то есть с теми, кто своей ограниченностью и отсталостью тормозил развитие музыки и представлял собой оплот консерватизма и бюргерства.

В октябре 1838 года композитор переехал в Вену, однако уже в начале апреля 1839 года вернулся в Лейпциг. В 1840 году Лейпцигский университет присвоил Шуману звание доктора философии. В том же году, 12 сентября, в деревенской церкви Шёнефельда под Лейпцигом состоялось бракосочетание Шумана с дочерью его учителя — выдающейся пианисткой Кларой Жозефиной Вик[9]. В год бракосочетания Шуманом было создано около 140 песен. Несколько лет совместной жизни Роберта и Клары протекли счастливо. У них родилось восемь детей. Шуман сопровождал жену в концертных поездках, а она, в свою очередь, часто исполняла музыку мужа. Шуман преподавал в Лейпцигской консерватории, учреждённой в 1843 году Ф. Мендельсоном.

В 1844 году Шуман вместе с супругой отправился в гастрольную поездку в Санкт-Петербург и Москву, где их принимали с большим почётом.[10] В том же году Шуман переезжает из Лейпцига в Дрезден. Там впервые проявились признаки психического расстройства. Лишь в 1846 году Шуман поправился настолько, что был в состоянии снова сочинять.

В 1850 году Шуман получил приглашение на должность городского директора музыки в Дюссельдорфе. Однако вскоре там начались размолвки, и осенью 1853 года контракт не был возобновлен. В ноябре 1853 года Шуман вместе с женой отправляется в путешествие по Голландии, где его и Клару принимали «с радостью и с почестями». Однако в том же году вновь стали проявляться симптомы расстройства. В начале 1854 года после обострения психического расстройства Шуман попытался покончить жизнь самоубийством, бросившись в Рейн, но был спасён. Его пришлось поместить в психиатрическую больницу в Энденихе близ Бонна. В больнице он почти не сочинял, эскизы новых сочинений утеряны. Изредка ему разрешали увидеться с супругой Кларой. Роберт умер 29 июля 1856 года. Похоронен в Бонне.

Творчество

В своей музыке Шуман больше, чем любой другой композитор, отразил глубоко личностную природу романтизма. Его ранняя музыка, интроспективная и зачастую причудливая, была попыткой порвать с традицией классических форм, по его мнению, слишком ограниченных. Во многом родственное поэзии Г. Гейне, творчество Шумана бросало вызов духовной убогости Германии 1820-х — 1840-х годов, звало в мир высокой человечности. Наследник Ф. Шуберта и К. М. Вебера, Шуман развивал демократические и реалистические тенденции немецкого и австрийского музыкального романтизма. Мало понятая при жизни, большая часть его музыки теперь расценивается как смелое и оригинальное явление в гармонии, ритме и форме. Его произведения тесно связаны с традициями немецкой музыкальной классики.

Большая часть фортепианных произведений Шумана — это циклы из небольших пьес лирико-драматического, изобразительного и «портретного» жанров, связанных между собой внутренней сюжетно-психологической линией. Один из самых типичных циклов — «Карнавал» (1834), в котором пёстрой вереницей проходят сценки, танцы, маски, женские образы (среди них Киарина — Клара Вик), музыкальные портреты Паганини, Шопена. Близки к «Карнавалу» циклы «Бабочки» (1831, по мотивам произведения Жан Поля) и «Давидсбюндлеры» (1837). Цикл пьес «Крейслериана» (1838, названный по имени литературного героя Э. Т. А. Гофмана — музыканта-фантазёра Иоганнеса Крейслера) принадлежит к высшим достижениям Шумана. Мир романтических образов, страстная тоска, героический порыв отображены в таких произведениях Шумана для фортепиано, как «Симфонические этюды» («Этюды в форме вариаций», 1834), сонаты (1835, 1835—1838, 1836), Фантазия (1836—1838), концерт для фортепиано с оркестром (1841—1845). Вместе с произведениями вариационного и сонатного типов у Шумана есть фортепьянные циклы, построенные по принципу сюиты или альбома пьес: «Фантастические отрывки» (1837), «Детские сцены» (1838), «Альбом для юношества» (1848) и др.

Роберт и Клара Шуман

В вокальном творчестве Шуман развивал тип лирической песни Ф. Шуберта. В тонко разработанном рисунке песен Шуман отобразил детали настроений, поэтические подробности текста, интонации живого языка. Значительно возросшая у Шумана роль фортепьянного сопровождения даёт богатое очерчивание образа и нередко досказывает смысл песен. Наиболее популярный из его вокальных циклов — «Любовь поэта» на стихи Г. Гейне (1840). Он состоит из 16 песен, в частности, «О, если б цветы угадали», или «Слышу песни звуки», «Я утром в саду встречаю», «Я не сержусь», «Во сне я горько плакал», «Вы злые, злые песни». Другой сюжетный вокальный цикл — «Любовь и жизнь женщины» на стихи А. Шамиссо (1840). Разнообразные по смыслу песни входят в циклы «Мирты» на стихи Ф. Рюккерта, И. В. Гёте, Р. Бёрнса, Г. Гейне, Дж. Байрона (1840), «Круг песен» на стихи Й. Эйхендорфа (1840). В вокальных балладах и песнях-сценах Шуман затронул весьма широкий круг сюжетов. Яркий образец гражданской лирики Шумана — баллада «Два гренадера» (на стихи Г. Гейне). Некоторые песни Шумана — это простые сценки или бытовые портретные зарисовки: музыка их близка к немецкой народной песне («Народная песенка» на стихи Ф. Рюккерта и др.).

В оратории «Рай и Пери» (1843, на сюжет одной из частей «восточного» романа «Лалла Рук» Т. Мура), равно как в «Сценах из Фауста» (1844—1853, по И. В. Гёте), Шуман близко подошёл к осуществлению своей давней мечты о создании оперы. Единственная законченная опера Шумана «Геновева» (1848) на сюжет средневековой легенды не завоевала признания на сцене. Творческим успехом явилась музыка Шумана к драматической поэме «Манфред» Дж. Байрона (увертюра и 15 музыкальных номеров, 1849).

В 4 симфониях композитора (так называемая «Весенняя», 1841; Вторая, 1845—1846; так называемая «Рейнская», 1850; Четвёртая, 1841—1851) преобладают светлые, жизнерадостные настроения. Значительное место в них занимают эпизоды песенного, танцевального, лирико-картинного характера.

Шуман внёс большой вклад в музыкальную критику. Пропагандируя на страницах своего журнала творчество музыкантов-классиков, борясь против антихудожественных явлений современности, он поддерживал новую европейскую романтическую школу. Шуман бичевал виртуозное франтовство, равнодушие к искусству, которое прячется под маской благонамеренности и фальшивой учёности. Главные из выдуманных персонажей, от лица которых выступал Шуман на страницах печати, — пылкий, неистово дерзкий и иронический Флорестан и нежный мечтатель Эвзебий. Оба символизировали полярные черты характера самого композитора.

Идеалы Шумана были близки передовым музыкантам XIX столетия. Его высоко ценили Феликс Мендельсон, Гектор Берлиоз, Ференц Лист. В России творчество Шумана пропагандировали А. Г. Рубинштейн, П. И. Чайковский, Г. А. Ларош, деятели «Могучей кучки». Музыковед Л. Л. Сабанеев в своей статье «Роберт Шуман и русская музыка» указывая, что «Шуман играл в русской музыке огромную роль вдохновителя и водителя — может быть большую, чем все остальные западные композиторы» писал: «Лишь Шуман оказался композитором, наиболее возбудительным для русского творчества и как-то с ним глубинно сливающимся. Он присутствует в русской музыке своим влиянием почти с самого рождения её — надо исключить только „детский период“»[11].

И. Ф. Стравинский также отмечая влияние Шумана на развитие европейской музыки и отстаивая необходимость соблюдать национальную самобытность в искусстве писал: «Чайковский, разумеется, тоже не мог избежать германских влияний. Но если на него даже и влиял Шуман, и не меньше, например, чем на Гуно, то это не мешало ему оставаться русским, а Гуно — французом. Они оба пользовались чисто музыкальными открытиями великого немца, который сам был превосходным музыкантом, заимствовали у него обороты фраз, характерные черты его музыкального языка, отнюдь не подчиняясь его образу мыслей»[12].

Память

Основные произведения

Здесь представлены произведения, часто используемые в концертной и педагогической практике в России, а также произведения большого масштаба, но редко исполняемые.

Для фортепиано

Концерты

  • Концерт для фортепиано с оркестром ля минор, ор. 54
  • Konzertstück для четырёх валторн и оркестра, op. 86
  • Интродукция и Allegro Appassionato для фортепиано с оркестром, op. 92
  • Концерт для виолончели с оркестром, op. 129
  • Концерт для скрипки с оркестром, 1853
  • Интродукция и Allegro для фортепиано с оркестром, op. 134
  • Пьесы-фантазии для кларнета и фортепиано, op. 73
  • Märchenerzählungen, Op. 132

Вокальные произведения

  • «Круг песен» (Liederkreis), ор. 24 (сл. Гейне, 9 песен)
  • «Мирты», ор. 25 (на стихи различных поэтов, 26 песен)
  • «Круг песен», ор. 39 (сл. Эйхендорфа, 12 песен)
  • «Любовь и жизнь женщины», ор. 42 (сл. Шамиссо, 8 песен)
  • «Любовь поэта» (Dichterliebe), ор. 48 (сл. Гейне, 16 песен)
  • «Семь песен. На память о поэтессе Елизавете Кульман», ор. 104 (1851)
  • «Стихотворения королевы Марии Стюарт», ор. 135, 5 песен (1852)
  • «Геновева». Опера (1848)

Камерная музыка

  • Три струнных квартета
  • фортепианное трио № 1 ре минор, соч. 63
  • фортепианное трио № 2 Фа мажор, соч. 80
  • фортепианное трио № 3 соль минор, соч. 110
  • Фортепианный квинтет ми бемоль мажор, соч. 44
  • Фортепианный квартет ми бемоль мажор, соч. 47

Симфоническая музыка

Увертюры

  • Увертюра, скерцо и финал для оркестра ор. 52 (1841)
  • Увертюра к опере «Геновева» ор. 81 (1847)
  • Увертюра к «Мессинской невесте» Ф. Ф. Шиллера для большого оркестра ор. 100 (1850—1851)
  • Увертюра к «Манфреду», драматической поэме в трех частях лорда Байрона с музыкой ор. 115 (1848)
  • Увертюра к «Юлию Цезарю» Шекспира для большого оркестра ор. 128 (1851)
  • Увертюра к «Герману и Доротее» Гёте для оркестра ор. 136 (1851)
  • Увертюра к Сценам из «Фауста» Гёте WoO 3 (1853)

Обработки и переложения музыки Шумана