Анатолий Васильевич Луначарский
Анатолий Васильевич Луначарский
Советский народный комиссар просвещения А. В. Луначарский
Флаг1-й Народный комиссар просвещения РСФСР
26 октября 1917 — сентябрь 1929
Предшественник должность учреждена;
Сергей Сергеевич Салазкин как министр народного просвещения Временного правительства
Преемник Андрей Сергеевич Бубнов
Флаг Полномочный представитель СCCP в Испании Флаг
20 августа — 26 декабря 1933
Глава правительства Вячеслав Молотов
Предшественник должность учреждена
Михаил Стахович
Преемник Марсель Розенберг
Рождение 11 ноября (23 ноября) 1875(1875-11-23)
Полтава,
Российская империя
Смерть 26 декабря 1933(1933-12-26) (58 лет)
Ментона, Франция
Место погребения
Имя при рождении Анатолий Александрович Антонов
Супруга Н. Розенель
Партия
Образование
Учёное звание академик АН СССР (1930)
Место работы
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
(аудио)
Запись голоса А. В. Луначарского.
Отрывок из речи «О культурной роли граммофона».
Помощь по воспроизведению
Почтовая марка СССР, 1975 год

Анато́лий Васи́льевич Лунача́рский (11 (23) ноября 1875, Полтава, Российская империя — 26 декабря 1933, Ментона, Франция) — русский революционер, советский государственный деятель, писатель, переводчик, публицист, критик, искусствовед.

С октября 1917 года по сентябрь 1929 года — первый нарком просвещения РСФСР, активный участник революции 1905—1907 годов и Октябрьской революции. Академик АН СССР (01.II.1930)[1].

Биография

Анатолий Луначарский родился в 1875 году в Полтаве, от внебрачных отношений действительного статского советника Александра Ивановича Антонова (1829—1885) и Александры Яковлевны Ростовцевой (1842—1914), дочери Я. П. Ростовцева. Отчество, фамилия и дворянское звание получены Луначарским от усыновившего его отчима Василия Фёдоровича Луначарского, фамилия которого, в свою очередь, — результат перестановки слогов в фамилии «Чарнолуский»[2] (происходит от дворянского рода Чарнолусские). Так как отчим Луначарского был внебрачным сыном дворянина и крепостной крестьянки, при рождении он не получил дворянства и дослужился до дворянства на государственной службе[3]. Сложные семейные отношения матери и отчима, неудачные попытки развода драматически отразились на маленьком Анатолии: из-за жизни на две семьи и ссор матери и отчима ему даже пришлось остаться на второй год в гимназии[4].

С марксизмом познакомился ещё во время обучения в Первой мужской гимназии в Киеве; одним из гимназических товарищей Луначарского был Н. А. Бердяев, с которым впоследствии Луначарский полемизировал. В 1892 году как представитель гимназии был включён в состав нелегального общеученического марксистского центра, представителем от Киевского реального училища в котором был В. А. Всеволожский. Вёл пропаганду среди рабочих. В 1895 году, окончив гимназию, отправился в Швейцарию, где поступил в Цюрихский университет.

В университете слушал курс философии и естествознания под руководством Рихарда Авенариуса; изучал труды Карла Маркса и Фридриха Энгельса, а также работы французских философов-материалистов; большое влияние на Луначарского оказали и позитивистские (идеалистические по оценке Ленина) воззрения Авенариуса, вступавшие в противоречие с марксистскими идеями. Итогом изучения эмпириокритицизма стало двухтомное исследование «Религия и социализм», одной из основных идей которого является связь философии материализма с «религиозными мечтаниями» прошлого. К швейцарскому периоду жизни Луначарского относится и сближение с плехановской социалистической группой «Освобождение труда».

В 18961898 годах молодой Луначарский путешествовал по Франции и Италии, а в 1898 году приехал в Москву, где стал заниматься революционной работой. Через год он был арестован и выслан в Полтаву[5]. В 1900 году арестован в Киеве, месяц находился в Лукьяновской тюрьме, отправлен в ссылку — сначала в Калугу, а затем в Вологду и Тотьму. В 1903 году, после раскола партии, Луначарский стал большевиком. В 1904 году, по окончании ссылки, Луначарский переехал в Киев, а затем в Женеву, где стал членом редакций большевистских газет «Пролетарий», «Вперёд». Вскоре Луначарский становится одним из лидеров большевиков. Сблизился с А. А. Богдановым и В. И. Лениным; под руководством последнего участвовал в борьбе с меньшевиками — Мартовым, Даном и др. Участвовал в работе III съезда РСДРП, где выступил с докладом о вооружённом восстании и IV съезда РСДРП (1906). В октябре 1905 года отправился для агитации в Россию. Начал работать в газете «Новая жизнь»; был вскоре арестован и предан суду за революционную агитацию, но бежал за границу. В 1906—1908 годах вёл художественный отдел журнала «Образование».

К концу 1900-х годов усилились философские разногласия между Луначарским и Лениным, вскоре переросшие в политическую борьбу. В 1909 году Луначарский принял активное участие в организации крайне левой группы «Вперёд» (по названию журнала «Вперёд», издававшегося этой группой), в которую входили «ультиматисты» и «отзовисты», считавшие, что социал-демократам не место в столыпинской Думе, и требовавших отзыва социал-демократической фракции. Поскольку фракция большевиков исключила эту группу из своих рядов, в дальнейшем, вплоть до 1917 года, Луначарский пребывал вне фракций. «Луначарский вернётся в партию, — говорил Ленин Горькому, — он менее индивидуалист, чем те двое (Богданов и Базаров). На редкость богато одарённая натура»[6]. Сам Луначарский отмечал о своих отношениях с Лениным (относится к 1910 году): «Мы лично не порвали отношений и не обостряли их»[6].

Вместе с другими «вперёдовцами» участвовал в создании партийных школ для русских рабочих на Капри и в Болонье; для чтения лекций в этой школе приглашались представители всех фракций РСДРП. В этот период он находился под влиянием философов-эмпириокритицистов; был подвергнут Лениным жёсткой критике (в работе «Материализм и эмпириокритицизм», 1908). Развивал идеи богостроительства[7].

Ещё в 1907 году участвовал в Штутгартском конгрессе Интернационала, затем — в Копенгагенском. Работал обозревателем западноевропейской литературы во многих российских газетах и журналах, высказывался против шовинизма в искусстве.

С самого начала Первой мировой войны Луначарский занял интернационалистическую позицию, которая окрепла под влиянием Ленина; был одним из основателей пацифистской газеты «Наше слово», о которой И. Дойчер писал: «„Наше слово“ собрало замечательный круг авторов, почти каждый из которых вписал своё имя в анналы революции»[8].

В конце 1915 года переехал со своей семьёй из Парижа в Швейцарию.

В 1917 году

Известие о Февральской революции 1917 года ошеломило Луначарского. 9 мая, оставив семью в Швейцарии, он прибыл в Петроград и вошёл в организацию «межрайонцев», избравшую его делегатом Первого Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов (324 июня 1917 года). Выступал с обоснованием идеи роспуска Государственной Думы и Государственного совета, передачи власти «трудовым классам народа». 11 июня отстаивал интернационалистские позиции при обсуждении военного вопроса. В июле вошёл в редакцию созданной Максимом Горьким газеты «Новая жизнь», с которой сотрудничал с момента своего возвращения. Вскоре после Июльских дней был обвинён Временным правительством в государственной измене и арестован. С 23 июля по 8 августа находился в тюрьме «Кресты»; в это время заочно был избран одним из почётных председателей VI съезда РСДРП(б), на котором межрайонцы объединились с большевиками.

8 августа на Петроградской конференции фабзавкомов выступил с речью против арестов большевиков. 20 августа стал руководителем фракции большевиков в Петроградской городской думе. Во время Корниловского выступления настаивал на передаче власти Советам. С августа 1917 года Луначарский работал в газете «Пролетарий» (выходившей вместо закрытой правительством «Правды») и в журнале «Просвещение»; вёл активную культурно-просветительскую деятельность среди пролетариата; стоял за созыв конференции пролетарских просветительских обществ.

В начале осени 1917 года избран председателем культурно-просветительской секции и заместителем петроградского городского головы; стал членом Временного Совета Российской Республики. 25 октября на экстренном заседании Петроградского Совета РСД поддержал линию большевиков; выступил с горячей речью, направленной против покинувших заседание правых меньшевиков и эсеров.

После Октябрьской социалистической революции вошёл в сформированное II Всероссийским съездом Советов рабочих и солдатских депутатов правительство в качестве наркома просвещения. В ответ на бомбардировку большевиками исторических памятников Москвы во время вооружённого восстания во второй столице России, покинул пост наркома просвещения 2 ноября 1917 года, сопроводив свою отставку официальным заявлением в Совет народных комиссаров[9]:

Я только что услышал от очевидцев то, что произошло в Москве. Собор Василия Блаженного, Успенский Собор разрушаются. Кремль, где собраны сейчас все важнейшие сокровища Петрограда и Москвы, бомбардируется. Жертв тысячи. Борьба ожесточается до звериной злобы. Что ещё будет. Куда идти дальше. Вынести этого я не могу. Моя мера переполнена. Остановить этот ужас я бессилен. Работать под гнётом этих мыслей, сводящих с ума, нельзя. Я сознаю всю тяжесть этого решения. Но я не могу больше.

На следующий день народные комиссары признали отставку «неуместной», и Луначарский отозвал её[9]. Был сторонником «однородного социалистического правительства», но, в отличие от В. Ногина, А. Рыкова и других, из Совнаркома на этой почве не выходил. Оставался наркомом просвещения вплоть до 1929 года.

После Октябрьской социалистической революции

А. В. Луначарский и скульптор Карл Зале на открытии памятника Гарибальди в Петрограде, 1919 год
С В. И. Лениным на открытии памятника «Освобождённому труду», Москва, Пречистенская набережная, 1 мая 1920 года. Фото А. Савельева

По свидетельству Л. Д. Троцкого, Луначарский в качестве наркома просвещения сыграл важную роль в привлечении старой интеллигенции на сторону большевиков[10].

В 19181922 годах Луначарский в качестве представителя Реввоенсовета работал в прифронтовых областях. В 1919—1921 годах — член Центральной ревизионной комиссии РКП(б). Был одним из государственных обвинителей на процессе эсеров в 1922 году[11]. В первые послереволюционные месяцы Луначарский активно отстаивал сохранение исторического и культурного наследия.

Луначарский был сторонником перевода русского языка на латиницу и считал такой переход неизбежным[12]. В 1929 году Народный Комиссариат просвещения РСФСР образовал комиссию по разработке вопроса о латинизации русского алфавита.

Луначарский на открытии памятника К. Марксу около Смольного, ноябрь 1918

Латинизацию решили начать с языков национальных меньшинств.

Не участвуя во внутрипартийной борьбе, Луначарский в конце концов присоединился к победителям, но, по словам Троцкого, «до конца оставался в их рядах инородной фигурой»[13]. Осенью 1929 года был смещён с поста наркома просвещения и назначен председателем Учёного комитета при ЦИК СССР. Академик АН СССР (1930)[14].

В начале 1930-х годов Луначарский — директор Института литературы и языка Комакадемии, директор ИРЛИ АН СССР, один из редакторов Литературной энциклопедии. Луначарский был лично знаком с такими известными зарубежными писателями, как Ромен Роллан, Анри Барбюс, Бернард Шоу, Бертольт Брехт, Карл Шпиттелер, Герберт Уэллс и другими.

Надгробная плита в Кремлёвской стене

В сентябре 1933 года назначен полпредом СССР в Испанию, куда не смог прибыть по состоянию здоровья. Заместителель главы советской делегации во время конференции по разоружению при Лиге Наций. Скончался в декабре 1933 года по пути в Испанию от стенокардии на французском курорте Ментона. Тело кремировано, урна с прахом установлена в Кремлёвской стене на Красной площади (Москва).

Семья

Братья