План Санкт-Петербурга, 1705 год

Генеральный план Санкт-Петербурга — документ, определяющий будущее развитие города Санкт-Петербурга. Последняя редакция генерального плана была выпущена в середине марта 2008 года. Она называется «О внесении изменений в Закон Петербурга „О Генеральном плане Петербурга и границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Петербурга“»[1].

Предыстория и город в XVIII веке

Фрагмент плана 1720-х годов с планировкой Московской стороны
«Образцовый» чертёж дома для «именитых», Жан Леблон, 1716

Рельефные особенности и первые здания

Петербург был построен не на пустом месте: на месте будущего города существовали многочисленные поселения ещё со времен Новгородской Республики. Предтечей плана города был план крепости Санкт-Питер-Бург, которую строили с 1703 года. Крепость выстроили деревянно-земляной, позже (в 1706—1738 годах) она была перестроена в камне[2]. На плане 1705 года показана Новгородская дорога, которая проходит через Пески по трассе современного Лиговского проспекта, и доходя до района современного Таврического сада, расходится на три тропы[2]:

В 1710 году было определено место для религиозного центра столицы. С 1712 года началось строительство Александро-Невского монастыря[2] (по преданию, монастырь был построен на предполагаемом месте победы в 1240 году войск святого князя Александра Ярославича Невского над шведами в Невской битве). По мнению историков[2], стихийная застройка Санкт-Петербурга продолжалась до 19 мая 1712 года, когда Пётр I своим указом перенёс столицу из Москвы в Санкт-Петербург. Город в это время был связан с Россией только водными видами транспорта. Вышневолоцкая водная система начала функционировать в 1709 году[3]. Это был первый путь в новую столицу, и уже после её постройки с 1712 года по указанию Петра I началось строительство столичного тракта между Москвой и Санкт-Петербургом[3], который взял на себя часть пассажирских и грузовых перевозок того времени. Из-за этого, а также от любви Петра к водному транспорту, первые планы города содержали большое количество водных коммуникаций.

Из копии царского указа 1712 года за подписью Доменико Трезини известно, что «…в 1712 году ЕИв повелел сделать чертёж Московской стороны… И все таковые указы и приказы на письмо мне не даны были, но словесно…»[4]. Московской стороной (позже — Литейная часть) назывался район на левом берегу Невы, на котором началось расселение царской семьи и приближённых, прибывших из Москвы. Следы этой планировки сохранились в расположении современных Шпалерной, Захарьевской, Чайковского, Фурштатской улиц и в перпендикуляных им Литейного проспекта, проспекта Чернышевского, Потёмкинской и Таврической улиц.

Руководство и надзор за строительством осуществляла «Канцелярия городовых дел» во главе с Ульяном Синявиным, главным архитектором которой являлся Доменико Трезини. Этой канцелярии вменялось в обязанности определять места для строительства, проектировать и строить жилые дома для огромного числа переселенцев. Указ 4 (15) апреля 1714 года гласил: «…каким манером дома строить, брать чертежи от архитектора Трезина»[4][5].

К этому времени в Санкт-Петербурге велось деревянное строительство. Архитекторы города не могли выполнить каменную застройку города по объективным причинам: этому препятствовала трудоёмкость и низкие теплотехнические свойства материала. Кроме того, подвозка строительных материалов в город была отдельной непростой задачей. Особенностью строительства города было проектирование и строительство деревянных зданий, покрашенных под камень[2]. Одно такое здание — Домик Петра I — было сохранено в первозданном виде в виде музея основателя города.

Другим необходимым условием развития каменного домостроения было наличие квалифицированных каменщиков[2]. Толчком для строительства каменных зданий в Петербурге стал указ от 9 октября того же года, временно запрещавший каменное строительство в других частях России.

Выдержка из указа:

Запрещается во всём Государстве, пока не удовольствуются строением на несколько лет, всякое каменное строение, какого бы имени не было, под разорением всего имения и ссылкою[4].

Другим аспектом строительства Петербурга была подболоченность местности и близкое залегание грунтовых вод. Для осушения территории планировалась прокладка новых каналов, таких как Красный канал. Эти меры, а также использование бытового и промышленного мусора для засыпки подболоченных, низменных участков привело к дополнительному подъёму уровня поверхности на 0,5…1,5 метра[2]. Прокладка новых каналов также была нужна для выполнения транспортных функций, водозабора, как сточные коллекторы. Некоторые из них, как Адмиралтейский канал и Введенский канал, исчерпав своё назначение, были засыпаны.

Также в практику вводились «образцовые» чертежи. Трезини разработал типовые дома для «подлых» (одноэтажные, с дверью и 4 окнами по фасаду) и для зажиточных горожан (тоже одноэтажные, с 14 окнами по фасаду и дверью по центру, а также мезонином в 3 окна). Эти «образцовые» чертежи Трезини выполнил не позднее 1714 года[4]. Также известен выполненный в 1716 году «образцовый» чертёж Жана Леблона дома для «именитых» (долгое время ошибочно приписываемый Трезини)[4]. Этот был двухэтажный дом с фасадом на семь осей (6 окон и дверь в центре) и высокой крышей. К этому проекту Пётр дал комментарий: «…И понеже по Леблоновым чертежам во всех палатных строениях, а особливо в Питербургских домах окны зело велики, а шпанцы меж ними зело малы, чего для ему объявите, чтобы в жилых полатах конечно окны меньше делал, а в салах как хочет, понеже у нас не французский климат»[4].

Градостроительные проекты 1716—1717 годов

Генеральный план Леблона

Генеральный план 1717 года, предложенный Жаном Леблоном

В 1716 году в Петербург прибывают ещё два европейских мастера. Зимой приезжает итальянец Бартоломео Карло Растрелли со своим сыном (будущим замечательным зодчим — Бартоломео Франческо Растрелли). Летом того же года приезжает французский королевский архитектор 37-летний Жан-Батист Александр Леблон со своей семьёй и подмастерьями. Пётр возлагал на маститого Леблона большие надежды и назначил его главным архитектором города, подчинив ему других архитекторов, включая и Трезини. Он дал ему звание генерал-архитектора с жалованьем в пять тысяч рублей (для сравнения — жалование Трезини за всю его карьеру в России никогда не превышало одной тысячи рублей в год).

9 августа 1716 года губернатор Александр Меншиков собрал в Канцелярии городовых дел Доменико Трезини, Бартоломео Карло Растрелли, Георга Матарнови, Иоганна Браунштейна, Жана-Батиста Леблона и других, дабы объявить волю Петра — чтобы «онаго Леблона были послушны»[4]. Пётр также поручает Леблону разработать ещё один генеральный план Петербурга. Идея состояла в том, чтобы из двух проектов Трезини и Леблона выбрать лучший, или же взять наиболее интересное из обоих и объединить в едином решении. Исследователи отмечают сложность ситуации, в которой оказался Леблон: с одной стороны — его большой теоретический и практический опыт работ в Европе, с другой — специфические особенности России, национальные и местные черты, разобраться в которых Леблону в короткий срок было решительно невозможно. Трезини же напротив, не имея большого европейского опыта до приезда в Россию в 1702 году, сформировался как архитектор именно здесь, в Петербурге, приобретя 14-летний опыт работы.

В основе плана Леблона лежала та же идея Петра I разместить на Васильевском острове политический и торговый центр Петербурга. Леблон в своем проекте реализовал идею города-крепости, вписав территорию в геометрически правильную фигуру эллипса. Такая схема была основана на градостроительных традициях итальянских и французских теоретиков архитектуры. Внутри крепостных стен Леблон, как и Трезини, предусмотрел каналы-линии, площади, парки, дворцы царя и вельмож, правительственными зданиями, биржа, рынки, церкви и многое другое. Жилища «подлого люда», огороды, кладбища Леблон предложил вынести за пределы стен.

Формально предложенная форма эллипса плохо сочеталась с уже сложившимися реалиями — существовавшими на тот момент частями города. Так за пределы эллипса вышли Троицкая площадь, часть Адмиралтейской стороны и даже Летний сад. Реализация этого плана потребовала бы сноса или основательной перестройки уже созданных частей города. Кроме того вместо идеи обращения фасада Петербурга к морю он, напротив, отделил Васильевский остров от залива мощными крепостными сооружениями. Показательно, что система бастионов в плане Трезини оказалась неудачной, по той же причине, и потому не была реализована. Также Леблон не оценил роли Невы в жизни и облике города. Проект Леблона разочаровал Петра и к реализации был принят план Трезини.

Генеральный план Трезини

Генеральный план 1716—1717 годов, Доменико Трезини, 1716

Доменико Трезини разработал план развития центра города, который предполагалось разместить на Васильевском острове. Этот проект был утверждён указом Петра I в январе 1716 года. План Трезини отражал идею Петра приблизить город к Балтийскому морю, обратив его фасад к Балтике. В этот период угроза нападения шведов с моря была практически устранена, хотя морские баталии Северной войны за него всё ещё продолжались.

К 1716 году Васильевский остров был практически не застроен. Единственным крупным объектом на нём была лишь усадьба Меншикова (дворец, домовая церковь и сад). На острове предполагалось построить правительственный и торговый центр города. Планировалось прорыть длинный канал, пересекающий его с востока на запад (по оси нынешнего Большого проспекта), 62 поперечных канала-линии и несколько бассейнов, где могли бы разворачиваться суда. Следует отметить, что такая планировка взаимно перпендикулярных линий аналогична уже существовавшей тогда планировке Московской стороны. В северной части острова обозначен огромный парк и намечены площади. Остров планировалось окружить 56 бастионами.

На плане Петербурга, изданном голландским картографом Рейнером Оттенсом, представлены 19 каналов и 56 бастионов Васильевского острова. Я могу заверить, что укреплена лишь половина берега, а из 19 каналов ни один не дорыт до конца. Начали копать лишь два канала у Меншикова дворца и довели их примерно до половины, причём они неглубоки и нешироки, так что и барже с поднятыми веслами по ним не пройти. Из 56 бастионов не видно ни одного, и вряд ли его величество когда-либо захочет построить столь обширную и дорогостоящую крепость.

свидетельство современника о реализации плана Трезини[4]

Генеральный план Еропкина

В 1737 году главным архитектором «Комиссии о Санкт-Петербургском строении» стал Пётр Еропкин. Под его руководством был составлен генеральный план Петербурга, а также проекты планировки и застройки его центральных районов. Центр города окончательно закрепился на левом берегу Невы, система улиц образовала знаменитое трёхлучие, ставшее знакомым архитектору ещё в Риме. По замыслу Еропкина Гороховая улица, Невский и Вознесенский проспекты легли по направлению к Адмиралтейству: «…виду Адмиралтейской спицы никакого посягательства быть не признается». Строительство богатых усадеб, разбивка садов велись в основном на Адмиралтейской стороне, вдоль набережных Невы, Мойки и Фонтанки. Проект Еропкина предусматривал и планировку большого жилого района — Коломны, а также Екатерингофа, солдатских слобод Семёновского и Измайловского полков. Высокое мастерство архитектора заключалось в его поразительном умении достигать единства красоты и рациональности, вписывать в уже существовавшие здания, улицы, изгибы рек обновлённый Петербург.

Градостроительные изменения XIX века